Восхождение вниз. Глава 9

14.09.2020 0 Автор granchel

Наш разговор прервал стук в дверь.

— Входите, — откликнулся Антуан.

Это был Бойл, хозяин «Трех стопок».

— Там, внизу, стражники. Их Попечитель прислал. За вами, господин, — обратился он к оракулу.

— Сейчас спущусь.

Лишь только дверь закрылась, я напомнил Антуану:

— Клайду нужна помощь. Ты обещал…

— Жди меня в полночь у себя в комнате, а до той поры постарайся избавиться от своего слуги. Ты что, не видишь, что он просто приставлен для слежки?

— Кем? – как можно естественнее удивился я.

— Не имеет значения. Твой Патрик приставлен не для охраны и помощи, а именно для слежки. И это меня, мягко говоря, настораживает.

— Не имеет значения? Ты не знаешь или не хочешь говорить?

— Есть правила, которые я не могу нарушать. Кроме того, я не уверен, что вся эта история закончится… э-э-э… благоприятно, так скажем. Все, больше мне добавить нечего. Сейчас, по крайней мере. Встретимся в полночь.

***

Колокол пробил девять раз, когда я добрался до квартала менял и лекарей. Дом Тихона  был далеко не самым большим в Тахоне, но зато он был самым высоким – целых три этажа.

На стук дверь мгновенно распахнулась — меня ждали. Это не удивило – с некоторых пор я вообще перестал удивляться.

— Здравствуй, Олег, — встретил меня радушной улыбкой меняла. – Давно тебя дожидаюсь. Проходи, садись к столу, выпей доброй браги.

Мы были с Тихоном ровесниками и в первую же встречу решили пренебречь излишней официальностью – сразу перешли на «ты». Да и практиковалась эта манера общения среди  горожан, не принадлежавших к непосредственному окружению Попечителя.

Меняла был мне симпатичен: небольшого роста, стройный, очень аккуратный в одежде. Мне нравилось, что его длинные рыжие волосы и не слишком густая борода, были всегда тщательно ухожены. Добродушное выражение лица,  курносый нос, веснушки и зеленые глаза, располагали к доверию. Ну, и, по-моему, был он честным парнем.

Тихон принимал посетителей в большой полупустой комнате, занимавшей весь первый этаж. Огромный шкаф в углу, два кресла у камина и полдюжины табуреток вокруг стола – вот и вся мебель. Лестница наверх и, под ней,  лестница в подвал, всегда завешенное циновкой окно и пара шкур унжей на полу – вот и весь интерьер.

— Проходи-проходи, — поторопил меня Тихон. – Пришло время познакомить тебя с Бенджамином. Впрочем, вы уже встречались.

У стола сидел тот самый, завернутый в кусок холста, странный худой человек, передавший нам с Патриком ключ от дома на Южной улице.

— Привет, Бен, — немного глупо взмахнул я рукой.

— Привет, — холодно отозвался худой.

— Садись к столу, — не унимался хозяин дома. – Разговор у нас будет не длинный, но очень серьезный.

— Ключ принес – дом покупать не буду, — сказал я, опускаясь на табуретку. – Да и денег, наверное, уже не хватит. Сорок тысяч кто-то получил?

— Да, какой-то стражник получил дорожный вексель по твоей расписке, — ответил Тихон таким тоном, будто речь шла о ничего не значащем пустяке.

— Думаю, что ходить вокруг да около – не время. Не надо делать вид, что ты ничего не понимаешь. И не жди, что мы будем делать вид, будто ты просто ключ принес, — сипловато-холодным голосом вступил в разговор Бен. – Мы знаем, что твой друг в опасности. Мы знаем, что ты ухватился за конец нити и хочешь распутать клубок. Мы знаем, что у тебя много вопросов и готовы на них ответить. Мы даже знаем, каким будет твой первый вопрос.

Я сделал заинтересованное лицо, будто спрашивая – и каким же будет мой первый вопрос?

— И каким же будет мой первый вопрос, да? – ехидно эдак прищурился Бен, перевел взгляд на Тихона и они оба улыбнулись.

— Олег, мы хотим, что бы ты нам поверил. Мы хотим тебе помочь и получить помощь от тебя, — сказал меняла.

— А почему я должен вам верить? И кто вы такие?

— Мы рационалисты. А верить ты нам должен просто потому, что верить тебе больше некому, — ответил Бен.

— Твои ответы только добавляют новые вопросы, а не вносят ясность, — вздохнул я.

— Так спрашивай, спрашивай, — нетерпеливо слегка повысил голос Тихон.

— Да я и так весь день только спрашиваю да слушаю – голова уже пухнет. И все набиваются ко мне в друзья, и все предлагают свою помощь, и все просят им верить, и все единственные и неповторимые, — пробурчал я недовольно. – А я вот что-то и верить никому не хочу, и вопросы задавать боюсь – только больше запутываюсь, и меньше понимать начинаю…

— Мы тоже не все знаем и не на все вопросы можем ответить, — покачал головой Бен.

— Может, попробуем вместе разобраться? – предложил меняла.

— Что ж, давайте попробуем, — согласился я. – Изложите мне вашу версию событий сегодняшнего дня. И начните с прихода военного каравана. И обязательно поясните, как вы, рационалисты, связаны с Мигелем, членом Лиги? И как вы, рационалисты, связаны с Попечителем Тахона? Он что, тоже рационалист? И как можно помочь Клайду? И что вообще с ним случилось? И сколько…

— Стоп-стоп-стоп, — прервал меня Тихон. – Давай задавать вопросы не все сразу, хорошо?

— Я могу рассказать только то, что знаю сам, — подхватил Бен. – Но начну я не с военного каравана, а с Клайда. Не возражаешь? Так вот, пятнадцать дней назад Тахон покинул оракул Зосима и на смену ему из Болюга прибыл Антуан. Я не связываю изменения в характере твоего друга с появлением нового оракула, но я не могу не связать эти изменения с датой прибытия каравана из столицы провинции. Похоже, что с этим караваном привезли и несколько «черных» жимагов. Клайд не одинок в том, что попал под их влияние. Просто, он — Гость и на нем сильнее заметно. Возможно, Майру тоже опекал «черный»… Но вот что именно пытались внушить жимаги и, главное, кто был в этом заинтересован – мы не знаем. Теперь о караване…

— О караване мне кое-что известно, — вставил я. – Мигель мне рассказал и о Гостях с Юга, и о мятеже…

— Вполне вероятно, что Император отдал приказ об уничтожении всех жителей Тахона, — вздохнул Бен. – Сумерки приближаются слишком стремительно и времени разбираться, готовится ли мятеж на Севере, просто нет. Проще отдать приказ Гвардии… Конечно, члены Ордена и Лиги не пострадают, но через допросы с пристрастием пройдут. Ума не приложу, что задумал Великий Векис, но ведет он себя более чем странно…

— Кто? Кто себя ведет странно? – спросил я.

— Великий Векис, — пожал плечами Бен.

— Ты думаешь, что наш бог просто выдумка? – усмехнувшись, вступил в разговор Тихон. – Ошибаешься, он существует на самом деле. Да, его никто пока еще не видел, но он ест, спит, разговаривает, руководит нами, заставляет совершать разные поступки…

— Он выполняет наши просьбы, — подхватил Бен. – Он дает нам силы и заставляет приносить жертвы…

Они говорили так искренне, так уверенно, что я понял – этих фанатиков не переубедить никогда и никак. С другой стороны, я же видел Средум из окна комнаты Антуана; видел шар холодного огня; видел непонятные двери, ведущие совсем не туда, куда они должны вести; видел и действие вызывающих заклинаний Томаса. Да, я видел многое и многое до сих пор не могу себе объяснить, но живой бог – это уж слишком!

Входная дверь загрохотала от ударов слишком уж внезапно – мы все трое буквально подпрыгнули.

— Именем Императора, откройте! – заорал кто-то с улицы.

— Гвардейцы? – спросил я шепотом.

— Нет, гвардейцы просто выломали бы дверь. Это наши, местные, ребята Кунца, — усмехнулся Тихон. – Тебе лучше не попадаться им на глаза.

— Открывай, Тихон! – опять заорал кто-то.

Застонали скрытые циновкой ставни.

— Уходите! — вскочил на ноги меняла. – Сейчас они в окно влезут!

Бенджамин торопливо поднялся с табуретки, схватил меня за руку и буквально поволок к двери в подвал.

— А ты-то как? – крикнул я Тихону.

— С ним будет все в порядке – против денег не воюют.  В крайнем случае, в тюрьму сунут, — прошипел Бен, продолжая меня тащить. – И не ори так громко.

Створки ставней держались из последних сил под мощными ударами. Входная дверь тоже была готова сдаться. Голоса снаружи превратились в гул беспорядочных ругательств и требовательных выкриков.

— Быстрее ломайте! – взвизгнул кто-то.

Уже спускаясь по лестнице вслед за Бенджамином, я сообразил, что узнал владельца визгливого голоса. Кричал мальчик на побегушках, Саймон.

Продолжение следует