Восхождение вниз. Глава 5

06.09.2020 0 Автор granchel

«Мальцу» было лет двадцать, минимум. Мало того – парень был  на пол головы выше меня, и шире раза в полтора. Стражник грубовато толкнул его в спину, буркнул:

— Давай-давай, заходи – чего упираешься? – и, бросив на меня любопытный взгляд из-под кожаного шлема, вернулся в коридор, громко хлопнув дверью.

Ну, парень как парень: одет – как все тут; и волосы длинные, светлые, слегка вьющиеся; борода – просто длинный пушок; глаза черные, слегка напуганные; симпатичное лицо.

Прежде мне не приходилось разговаривать с людьми, которые в меня целились из арбалета.

— Как тебя зовут?

У парня видать в горле пересохло: он попытался ответить – не получилось, сглотнул и только со второй попытки взволнованно произнес:

— Патрик.

— Живешь где? С кем? – начал я свой допрос, с расчетом на то, что вот сейчас он ответит, мол, с родителями живет, и тут-то я начну о воспитании, о любви к маме, о том, что он ее огорчил…

— Я из Болюга приехал, три дня назад, — разрушил все мои планы Патрик.

Пока я соображал, о чем бы еще спросить, парень начал сам рассказывать:

— В Тахоне кузнец хороший – дядюшка Гилберт – в подмастерья я к нему… Он меня взял, но подождать было нужно дня четыре. Вот я и поселился в «Трех стопках». А сегодня зашел в лавку к старьевщику, чтоб продать кое-чего, а там…

— А ну, садись к столу, — прервал я рассказ Патрика. – Есть будешь?

— Не-е-е… — так неуверенно протянул парень, что это явно значило: «Да, и побольше!»

Все, что удалось найти, оказалось на столе, и моего собеседника уговаривать больше не пришлось – на еду он просто накинулся. С допросом пришлось немного притормозить.

— Денег у меня не было, — неожиданно продолжил Патрик, решительным жестом отодвинув миску с холодными овощами и вытирая губы лоснящимся рукавом рубашки.

— А лавочник достал из-под прилавка эту штуку и предложил купить. Я только посмотреть хотел, в руки взял, тут и вошли стражники. А лавочник на меня пальцем показал и заорал: «Он продает вещь Гостя! Он продает вещь Гостя…»

— Ну, и? – начал я допытываться.

— Дали они мне по голове дубинкой и очнулся я уже в подвале. Там комнатка такая маленькая, тесная… Я стучать в дверь начал. Пришел господин, одет богато и без бороды, волосы короткие, как у монаха…

— Мигель?

— Не знаю. Господин сказал, что ничего страшного не случилось, но что попал я в переплет. Он сказал, что если я отпираться начну, то меня… это… А если промолчу, то жить буду и работу получу. И тут пришел другой господин, огромный такой и … громкий…

— Они друг друга как-нибудь называли?

— Нет, только большой господин что-то про ключи говорил, когда к бритому обращался…

— А еще у большого господина на шее треугольный амулет, да?

— Ага! – обрадовался парень, кивнул и расплылся в улыбке.

— Хорошо, Патрик, все очень хорошо. Действительно, произошла ошибка и ты ни в чем не виноват. И ты на самом деле нашел работу.

— А что за работа? Мне б – в кузню…

— Моим помощником будешь, а в кузню… В кузню еще успеешь. Оружием каким-нибудь владеешь?

— Господин, откуда у меня деньги на оружие?

— Да нет, пользоваться умеешь?

— А, — понимающе улыбнулся Патрик. – Умею. Я ж в монастыре Легиона учился, только там меня недолго держали. Настоятель сказал, что я хороший рубака, но нет у меня пресс… перес… респес…

— Перспектив, — подсказал я.

— Ага, да! – обрадовался парень. – Они хотели меня читать научить, а у меня ничего не выходило… Долго… А зачем читать, если есть жимаги?

Упоминание о жимагах заставило меня  обернуться и посмотреть на то место, где недавно еще дремал, свернувшись в клубок, мой зверек. Какая-то неясная тревога едва коснулась моих мыслей.

Так, парень оказался более чем недалеким и превращался скорее в обузу, чем в помощника. А помощник мне б  не помешал. Что ж, будем пользоваться тем, чем можем! И с максимально возможной выгодой.

— Доставай-ка из-за кровати сундук, — скомандовал я.

Через мгновение у меня рот открылся и глаза чуть из орбит не выскочили от удивления. Патрик не вытолкнул сундук на середину комнаты, а аккуратненько так взял его, поднял и переставил! Полторы сотни килограммов!

В этом сундуке я хранил много чего интересного и непонятного для страплиан.

На этот раз мне понадобилось оружие – некое подобие шпаг, изготовленных из длинных и острых рогов унжей, а так же легкие костяные панцири-нагрудники.

— Я буду телохранителем? – спросил Патрик.

— Точно! – обрадовался я неожиданной подсказке. – Отныне, ты мой личный телохранитель. И еще – ужасно не люблю мыть посуду… Ты как к этому делу относишься?

— Я, господин, все умею. И не спрашивайте, что да как – что надо, то и сделаю. Вы, господин, спасли меня, и я вас отблагодарю преданностью.

Этот монолог мне понравился, и я похлопал парня по плечу. Похоже, из каждой неприятности действительно можно извлечь выгоду.

— В какой лавке, говоришь, тебя стражники схватили?

***

Мы с Патриком подошли к старому каменному дому, отделенному от городской стены совсем узким проходом.

— Здесь? – уточнил я.

Мой слуга кивнул.

Ставни были закрыты, дверь – заперта на несоразмерно огромный замок, сделанный кем-то из местных умельцев. Клайд уже наводнил рынок Тахона современными наборными замками, даже в Болюг отправил партию (местные деньги – момы – представительству были нужны). Так что, этот, слегка подржавевший,  уродец выглядел неким анахронизмом даже в этом допотопном мире.

— Уверен? – еще раз обратился я к Патрику.

— Что угодно господам? – раздался за нашей спиной сипловатый голос.

Мы обернулись и увидели высокого и очень худого человека, кутающегося в какой-то кусок холста. Довольно прохладный ветерок трепал его черные, с проседью волосы и неухоженную длинную бороду.

— Что господа ищут?

— Тут лавка… Это… — начал было Патрик.

— С прошлых Сумерек дом пуст, — безразлично-монотонно сказал худой человек. – Не желаете купить?

— Что купить? – спросил слуга. – Дом, что ли? А на кой он моему господину? Господин в замке живет.

— Взглянуть можно? – неожиданно для самого себя задал я вопрос.

Из-под холста показалась оголенная волосатая рука, сжимающая огромный странновато-непривычный ключ. Патрик, после моего легкого кивка, взял его с некоторой опаской.  Покачал на ладони, словно взвешивая, ухмыльнулся чему-то.

— Провожать я господ не стану, некогда мне. Ключ после занесете меняле Тихону – ему этот дом отошел то ли за не возврат долга, то ли в залог. Где Тихона найти, знаете?

Я кивнул.

Худой тоже кивнул,  не спеша развернулся, и медленно побрел по почти пустой улочке в сторону городской площади. Редкие прохожие совсем не обращали на него внимания, хотя и выглядел этот человек довольно необычно.

— Странный какой, —  заметил Патрик вслед худому. —  И ключ странный – большой, а совсем легкий. Я меч один раз такой видел – огромный, а на вес, как пустая кринка.

— Ты абсолютно уверен, что здесь была лавка?

— Конечно, господин. Мне еще Бойл сказал, что надо пройти по Южной улице до самой городской стены, а там – направо.

— Бойл? – уточнил я.

— Да, хозяин «Трех стопок». Он сказал, что раз мне нечем платить, то я должен что-нибудь продать и рассказал, как найти эту лавку.

— Ну, Бойл своего не упустит, это точно, — согласился я. – Ладно, давай – открывай дверь. Поглядим, что за лавка такая таинственная.

Замок скрипнул жалобно, с каким-то присвистом, а вот дверь открылась легко и беззвучно. Мы вошли в темный дом, и Патрик первым же делом распахнул ставни.

Да, это была лавка, но давно заброшенная. Пустые полки и прилавок не были покрыты толстым слоем пыли, но было заметно, что пыль стерли недавно и поспешно-неаккуратно.

— Она, это она, это та самая лавка! — обрадовался мой слуга. – Лавочник вон из той двери вышел!

Патрик вытянул руку и совсем по-детски ткнул пальцем в одну из двух дверей в стене позади прилавка.

— Что ж, давай заглянем, — предложил я, хотя совершенно неожиданно почувствовал, что не просто не хочу «заглядывать», а  — боюсь.

Но молодой человек смело пересек комнату, обошел прилавок и толкнул дверь.

За дверью была лестница в подвал.

— Идем? – спросил Патрик и в голосе его появились какие-то новые, ранее мной не слышанные интонации.

Он не стал дожидаться моего ответа, а смело шагнул в полумрак. Я тихонько вздохнул, пожал плечами и последовал за своим слугой.

Лестница была не каменной, как в замке, а деревянной, и каждая ступенька не просто старчески скрипела, а издавала какой-то не понятный, стонущий звук. Я ожидал, что мы преодолеем с десяток ступеней – ну, максимум, полтора десятка – и окажемся в какой-нибудь кладовой, со стеллажами, ящиками и бочками. Не тут-то было! Мы спускались и спускались, а лестнице не было видно ни конца, ни края. Да и вообще, почти ничего не было видно, и мрак с каждой ступенькой только гуще становился и плотнее.

— Остановитесь, господин, — сказал вдруг Патрик.

Я замер. Послышалась какая-то возня, и рука моя невольно легла на рукоять шпаги.

Потом был удар камня о камень, маленький сноп искр, и вот уже факел начал разгораться с характерным потрескиванием и ароматом кордового масла. Через несколько мгновений глаза привыкли к мерцающему свету, и я увидел, что стою на последней ступеньке лестницы, а передо мной широкий и низкий коридор, ведущий куда-то в черноту.

— Ого! – выдохнул я.

Патрик посмотрел на меня весело и как-то изучающе. Его губы растянулись в улыбке, но была она не глуповатой, а спокойной и уверенной.

Чтобы не показать, что мне слегка страшно, я как можно спокойнее спросил:

— Далеко ещё идти?

— Я думаю, что не меньше десяти тысяч миль. Но это – в перспективе, а сейчас – шагов триста.

— А что вообще происходит?

— Ничего особенного – вам предстоит спасти мир, — и Патрик рассмеялся.

— Не понял! – опешил я и вновь незаметно прикоснулся к рукоятке шпаги.

— Господин, я и сам ничего не знаю. Мне приказано доставить вас и я вас доставлю. А еще я слышал, что только вы можете исправить положение дел. Что уж там имелось в виду – не знаю. Наверное, надо все же спасать мир…

Я не спешил спускаться с последней ступеньки и все крепче сжимал оружие.

— А кто тебе приказал доставить меня… И, кстати, куда?

— Да рядом тут, я же говорил – шагов триста. А кто? Увидите. Объяснять долго. Но не враги.

Припомнив события сегодняшнего дня, я ухмыльнулся и тихо буркнул:

— Хорошо было бы знать – кто враги, а кто – не враги.

— А еще бывают и друзья, — напомнил Патрик и быстро зашагал по коридору вглубь подземелья.

Мне оставалось только последовать за ним.

Продолжение следует

ноябрь 2008