Восхождение вниз. Глава 2

22.08.2020 0 Автор granchel

Попечитель Тахона – господин Мартин – был мужчиной крупным, шумным и себе на уме. Не только ростом и широкими плечами выделялся он среди жителей города, но и роскошной седой бородой, туго заплетенной в толстую косу чуть ли не до пояса. Одеваться предпочитал просто, как большинство горожан – кожаные штаны, холщевая рубаха, да безрукавка мехом внутрь. И сапоги носил обычные – сшитые местными сапожниками из камуса унжа: эдакие кожаные чулки – теплые и удобные.

На шее Попечителя, поверх рубахи, на тонком кожаном шнурке висел массивный треугольный медальон, испещренный какими-то надписями на неизвестном – мне, по крайней мере – языке. Медальон не служил отличительным знаком должности или сословия —  эту функцию выполнял, стягивающий волосы на голове,  узкий металлический обруч серого цвета.

Лицо у господина Мартина было крупным, уши — огромными, а нос – и сравнить-то не с чем… Как рукоятка меча!

Попечитель восседал в своем кабинете за необъятным столом, разукрашенным пятнами от пролитой браги. Слева, на длинной лавке, сидел Кунц – почти всегда напряженный и настороженный начальник стражи. Взгляд у него был цепким, жестким и то ли бездушным, то ли безразличным — трудно подобрать слова, тем более если человек не вызывает симпатии, а взгляд этого человека заставляет съеживаться.

Странно, но больше в комнате никого не было. Обычно, в это время собирались не только приближенные и различные советники, жившие в замке, но и  старейшины гильдий – купцов, ремесленников и прочих.  А в этот раз – пусто.

— Проходите! – пророкотал Попечитель. – Дело у меня к вам, срочное и секретное.

Мы с Клайдом присели к столу.

Хозяин кабинета вдруг прищурился и с немного ехидной улыбкой спросил меня:

— Как самочувствие? Голова не болит? А горло? А то ведь, за горло твое беспокоюсь очень – ты ж первый и пока единственный, кому удалось криком испугать вьючную черепаху.

— Далась вам эта черепаха, — попытался я улыбнуться, но, чувствую, вышло неважно.

— Это я —  так… Это я —  просто… Как съездил?

— Спасибо.

Господин Мартин подождал от меня более подробного рассказа, но быстро понял, что только время напрасно тратит – не хотел я начинать длинную беседу. Уж очень меня заинтересовало то самое «дело, срочное и секретное». Но и Попечитель не спешил – держал марку.

Обстановку разрядил скрип двери и появление в кабинете молодой девушки, миниатюрной, невзирая на мешковатое платье, и красивой, вопреки наследственности. Это я к тому, что господин Мартин далеко не симпатягой был, а вот дочь его – не налюбоваться. Глаза – большие, яркие; взгляд – дерзкий; губы – манящие; нос – безупречный, с моей точки зрения. И вообще – хороша, чего уж там. Характер только подкачал – вредности не занимать.

Клайд в присутствии Майры, дочери Попечителя, всегда становился скованным и неуклюжим – заметно было, что неравнодушен он к ней, ой как неравнодушен… Вот и сейчас, Представитель явно заволновался и ляпнул невпопад:

— Погода-то, как подвела.

— Да уж, ранние морозы – голодная весна, — сухо проскрипел Кунц.

— Да бросьте вы ныть, — отмахнулся господин Мартин. – Давайте лучше попросим Майру принести нам браги!

— Все бросила и побежала! – фыркнула девушка. – Вот, послушать пришла – меня ведь тоже касается.

Она подошла к столу, присела и, подперев ладонью щеку, уставилась на отца. Тот тяжело вздохнул и обреченно предложил:

— Прейдем к делу, может?

— Да, конечно, — поспешил согласиться Клайд.

— Ну, так вот, что я намерен вам сообщить, господа хорошие. Сегодня в полдень пришел большой караван из Болюга, а с ним доставили мне и предписание самого Императора. Предписание это касается вас, Гости с севера. Желает его величество лицезреть и вести беседу с Гостями и приглашение шлет.

Где-то в глубине моего живота возник холодный комок и всплыл к солнечному сплетению – такое ощущение я испытывал в момент острой опасности. Как-то все странно получалось, подозрительно даже. Лишь только мне поручили секретную миссию, как тут же – приглашение к Императору. Как только я сообщил Клайду о предстоящей его замене – приглашение к Императору. На случайное стечение обстоятельств это не походило. Да и полуденный караван… Когда в Тахон приходил караван, то все коридоры замка наполнялись шумом, гамом, толкотней и беготней – купцы и мастеровые получали разрешения и согласования, а в этот раз – коридоры пусты, даже стражников не видно. Кстати, а почему мы с Клайдом не встретили ни одного стражника? Что-то здесь было не так. И причем тут Майра?

— А дочь моя испросила и получила мое разрешение отправиться  в Средум, великую нашу столицу. С собой вы ее возьмете…, — словно прочтя мои мысли, дополнил Попечитель.

— Мы, конечно, польщены приглашением его величества и вашим доверием… — начал было Клайд, но господин Мартин легонько так прихлопнул ладонью по столу и слегка понизил голос:

— А вы, Гости, не спешите отвечать, если гложут вас сомненья, — и, как мне показалось, многозначительно повел глазами в сторону Кунца.

Я же, в свою очередь, слегка толкнул ногой своего соседа.

— Вечером жду вас, к ужину, — завершил беседу Попечитель. – Все подробности и обсудим.

Мы поспешили покинуть кабинет.

***

Запершись в моей комнате, мы с Клайдом решили обсудить неожиданное известие. Я высказал свои опасения и добавил:

— А еще, мне показалось, что мы просто не можем дать отрицательного ответа, и связано это как-то с Кунцем.

— Да, уж… За полгода в Тахоне, я впервые вижу Мартина таким… э… осторожным и официальным.

— И что ты по этому поводу думаешь?

Он, не спеша с ответом, выставил на стол кувшин с брагой, брякнул глиняными кружками, разливая пенный напиток, отхлебнул и только потом сказал:

— Что-то произошло в Средуме. Что-то экстраординарное, из ряда вон выходящее.

— Например? – поинтересовался я.

Ответа не последовало.

По замку вновь разнеслись удары колокола – один, два, три, четыре. Кто-то пробежал мимо двери, стражник, наверное – слышно было побрякивание оружия.

— Как поступим? Сбежим? – попытался я возобновить разговор.

— А поступим мы так: я посплю, потом мы сходим к Мартину на ужин, и уж потом  только станем ломать голову. Пока же, мы слишком мало знаем.

Клайд совершенно неожиданно подмигнул мне и отправился в свою комнату. Мне почему-то показалось, что  Клайда ситуация не настораживала, а даже радовала.

***

Оставшись один, я пересел ближе к камину. Огонь почти погас и, чтобы вдохнуть в него новые силы, пришлось подбросить пару поленьев. Дрова быстро разгорелись, весело потрескивая и пощелкивая.

Кто-то постучал в дверь.

— Да, войдите, — пригласил я.

Это был Саймон, мальчик на побегушках, вечно улыбающийся, с плутоватым взглядом и отвисшей нижней губой.

— Привет, Саймон. Поздравляю с днем рождения, — во время моего короткого отсутствия, пареньку исполнилось пятнадцать лет. – Что у тебя за дело?

— Спасибо, господин. Вас хочет видеть старик Томас.

— Передай, что я скоро приду.

— Старик Томас хочет видеть вас прямо сейчас.

А вот это была действительно новость — алхимик никогда никого не торопил. Он вообще был человеком тактичным, медлительным, сосредоточенном на себе и на своей работе. И хотя я сошелся со стариком довольно быстро, к себе он меня не приглашал ни разу, да и сам без приглашения не приходил – всегда предварительно подсылал Саймона. Обычно, мы виделись с Томасом, после оперативки у Попечителя, и подолгу болтали, находя интересные темы.

— Хорошо, я сейчас приду.

— Старик Томас велел вас проводить, — настаивал подросток.

Да, странные вещи происходили последние несколько часов. Впрочем, это мне они казались странными и непонятными, а кому-то – хорошо продуманными. Или я просто становлюсь мнительным?

***

Мы уже подошли к каменной лестнице, ведущей в подвал, когда меня окликнул женский голос. Это была Майра. Она выскользнула непонятно откуда и приказала Саймону:

— Исчезни!

— Я вас внизу подожду, — только и успел выпалить подросток, прежде чем стремглав броситься, перепрыгивая через несколько ступенек, по лестнице.

— Испугала мальчика, — укоризненно покачал я головой.

— Пустяки, он терпеливый, как Клайд.

— А Клайд разве терпеливый?

Майра усмехнулась и не ответила. Возникла пауза, в течение которой я пытался сообразить, что же заставило дочь Попечителя искать со мной встречи? И что вообще происходит? Всего лишь трое суток назад, жизнь в Тахоне даже не просто плавно текла, а буквально вяло ползла, и – нате вам наше с кисточкой! Все закрутилось, завертелось…

— Один из вас не доедет до Средума, — вдруг объявила девушка.

— Почему ты так решила?

— Антуан читал воду.

Кому-то эта фраза могла бы показаться нелепой, но только не мне, вернее – не здесь. А значило сказанное, что оракул Антуан провел обряд на воде и выдал не очень приятное – для меня или для Клайда — предсказание. Конечно, обряд на воде самый простой и предсказания, полученные в результате него, далеко не самые точные, но – как бы там ни было – я насторожился.

— Спасибо за предупреждение, Майра. Слушай, а с чего это ты решила отправиться в столицу?

— Хочу в монастырь. Скучно мне.

— Ого! Так ты решила от скуки стать Приблизившейся?

Дочь Попечителя брезгливо скривила губы:

— Приблизившейся? Ну, нет. Я хочу стать, по меньшей мере, Наделенной.

Самоуверенности девочке не занимать – сразу второй уровень! Круто! Я так ей и сказал, а она рассмеялась:

— Олег, ты такой смешной! Я ведь дочь Попечителя Тахона – северного форпоста Империи, а это что-то да значит!

— Выходит, что к Цели может идти только тот, у кого или папочка…

— Заткнись! — прошипела Майра. – Это не твое дело! Ты – Гость, чужой. Ты никогда не поймешь нашего мира, потому что пришел из другого. Даже Клайд, хотя уже два Урожая тут прожил, ничего не понимает.

М-да, надо честно сказать – я испугался. Когда сталкиваешься с непонятным – уже страшно, но когда это непонятное еще и агрессивно – страшно вдвойне. Надо было что-то делать, и я решил сменить тему, но так, чтобы слегка обескуражить собеседницу.

— Если я чужой, то зачем ты меня предупреждаешь?

И тут эта девица сказала такое, от чего у меня просто мурашки по спине побежали.

— Я не предупреждаю. Я – злорадствую.

Она оставила меня, онемевшего и почти трясущегося, у лестницы, скользнув в полумрак одного из боковых коридоров.

Вернувшийся через десять минут Саймон, застал меня бездумно уставившимся в стену.

Продолжение следует

ноябрь 2008