Курочка Ряба (мини-повесть)

30.06.2019 0 Автор granchel

Он смотрел на то, как она резвится и с грустью думал, что скоро придется уйти.  Навсегда. Найдется ли еще хоть кто-нибудь… Неужели люди перестали верить…

1

     В то, что всё это произошло именно со мной…  Нет, не так. В то, что это произошло (просто «произошло») я не верил до тех пор, пока не раздался звонок от Ботаника.

— Надо срочно увидеться! – заорал он. – Ты дома?

— Дома. А что произошло?

— Он еще спрашивает?! – возмутился Ботаник. – Уже еду! Из дома – ни шагу!

Буквально через четверть часа Валерка Бухтияров ввалился в мою «полуторку» и «взял быка за рога»:

— Где взял?

— Что? – усмехнулся я, наслаждаясь ситуацией.

— Лепесточек этот! Где?! Колись!

— А мы так и будем беседовать в прихожке?

Ботаник нервно пожал плечами, прошел в комнату, бухнулся на диван и выжидающе уставился на меня.

— Пива хочешь? – спросил я.

— Засунь его себе… — буркнул Ботаник. – Рассказывай!

— Валер, ты совсем не меняешься с годами – всё такой же максималист.

Он закатил глаза и простонал:

— Костя, не тяни резину – рассказывай!

М-да, Валерка еще в годы нашего школьного детства отличался нетерпеливостью. Кстати, в школе же он и получил это прозвище – Ботаник. Уж очень хорошо учился, да и любимыми предметами у него всегда были то природоведение, то ботаника, то зоология, то биология, то анатомия и физиология… А в тридцать он стал самым настоящим Ботаником – заведует какой-то лабораторией в каком-то институте не то растениеводства, не то еще чего-то подобного.

Недели две назад я в очередной раз попытался навести порядок в своей холостяцкой квартире и, перебирая вещи в шкафу, обнаружил рубашку, которую уже год как не носил. В нагрудном кармане и нашелся этот самый лепесток. Выбросить – рука не поднялась. Сунул Ботанику со словами: «А это что за растение?»

И вот теперь он, Валерка Бухтияров, вытаращив глаза, ждет объяснений и от нетерпения слегка притопывает обоими башмаками и беззвучно постукивает пальцами по мягкому подлокотнику.

— Ты уверен, что хочешь это знать? – спросил я на всякий случай.

— Блиииин! – взвыл Ботаник.

Это было самое страшное ругательство в его лексиконе.

Я опустился в кресло, забросил ногу на ногу, откинулся на удобную спинку и приступил к рассказу.

2

     — Не знаю, что уж вы там с Мишкой не поделили в десятом классе, но я с ним до сих пор продолжаю дружить. Ты вот в науку ударился, я – в строительство, а он – в историю: руководит поисковым клубом и в школе историю преподает. Вернее – преподает и руководит… Клуб у него особенный: разыскивают не реликвии Второй мировой, а все, что связано с Гражданской. Так вот, Мишка прознал, что у меня в июне отпуск и предложил подработать – съездить в Сибирь с ним и его пацанами.

Было здОрово: разбили в лесу палаточный городок, вели раскопки, пели песни у костра. Я завхозом был. Нам даже районные власти выделили в аренду старенькую «Ниву» — за продуктами ездить и так, на всякий случай…

Короче, как-то раз приспичило срочно в райцентр смотаться. А в Сибири – немерянные просторы! До райцентра километров пятьдесят и ни одной деревни ближе нет. Погода стояла дождливая, ветреная —  мерзкая, одним словом. Выехал я поздно вечером, стемнело уже: надо было срочно хлеба закупить, и бензин был на исходе.  У нас в лагере была бензиновая электростанция… Впрочем, к чему эти подробности? Одним словом, сложилось так, что выехал я поздним дождливым вечером…

Когда до райцентра оставалось километров двадцать, я понял, что бензина не хватит. Надо было либо тормозить попутку и вымаливать бензинчика, либо сворачивать на заброшенную лесную дорогу и «срезать» километров десять. Второй вариант давал надежду на то, что мотор не сдохнет от голода, хотя гарантии не было… Я долго не мог решиться, все вглядывался в старую, времен Гражданской войны, карту, которую получил от Мишки – в современных атласах этой дороги небыло вообще. В глубине души, всё надеялся, что вот-вот появится попутка и выручит.

Простояв без толку час или полтора, решился и свернул на лесную дорогу.

Кстати, на старой карте была еще и деревенька обозначена, Махоровка, но я ее в автомобильном атласе не нашел…

Практически заросшую колею трудно было назвать дорогой – так, направление, как говорится. Хорошо еще, что ездили по ней, судя по всему, не чаще раза в месяц  — не размесили.

Отъехав от шоссе километра три, я неожиданно увидел в свете фар хрупкую фигурку девочки-подростка. Рядом стояла здоровенная собака не известной мне породы. Впрочем, в породах я не силен.

Так вот, девочка просто стояла, держа в руке корзинку, и смотрела в мою сторону. А дождь хлестал, ветер раскачивал деревья приличненько так!

Когда я остановил машину возле этой девчушки, пес  юркнул в лес и тут же пропал из вида.

3

     — Заблудилась что ли? – спросил я, распахнув дверцу.

Девчушка как-то странно улыбнулась и отрицательно мотнула головой.

Промокла она основательно и одета была совсем легко – платьице какое-то ситцевое.

— Чего стоишь? Садись в машину быстрее!

Она послушно забралась в салон.

— Собака не потеряется? Найдет дорогу домой?

— Она и так дома… — ответила девчушка неожиданно низким, взрослым голосом.

— Как звать-то? – спросил я.

— Стеша.

— Надо же! Интересное у тебя имя. Старинное, можно сказать. В райцентре живешь?

— А ты в райцентр едешь? – вопросом на вопрос ответила Стеша. – Чего ж, этой дорогой?

— Так сложилось. Бензин у меня кончается – боюсь, что поехав и по этой дороге, могу не дотянуть. Как бы не пришлось нам, Стеша, пешком топать, или в лесу ночевать.

— А сегодня – Иван Купала… — заметила моя пассажирка.

Вообще-то, я человек не суеверный, но тут меня чуть ли не в дрожь бросило: дождь, ветер, ночь, заброшенная дорога, девчонка с взрослым голосом посреди леса…  Да еще и — ночь на Ивана Купалу! Бр-р-р!

— А ты, дяденька, не бойся, — каким-то таинственным, едва слышным шепотом, сказала Стеша. – Все хорошо будет. Я уйду сейчас.

— Куда это ты уйдешь? Нет уж, я тебя до райцентра довезу…

— Дяденька, а ты в чудеса веришь?

— Здрасьте! – усмехнулся я. – К чему это ты?

— Хочешь, сказку расскажу?

Вот тут-то до меня дошло, что имею я дело, скорее всего, с местной городской сумасшедшей. Вернее, с «райцентровской»… Знаешь ведь, что практически в каждом городе или деревне есть свой если не псих, то просто чудак. Таких людей лучше не нервировать, как говорится.

— Ну, расскажи, – согласился я.

— Жили-были дед и баба. И была у них курочка ряба… — невероятно быстро начала Стеша.

На всю сказку у нее ушло не больше минуты.

— Отличная сказка! – бодро заметил я.

— Останови машину.

— Нет уж, давай-ка я тебя…

— Останови машину! — повысила голос Стеша, и прозвучал такой металл, что я даже съежился.

И остановил машину.

— Ну и как ты думаешь, дождались дед с бабкой золотого яичка? – вновь спокойным голосом спросила девчушка.

Я только плечами пожал.

— Дождались. Только никому его не показывают. Особенно – мышке. Главное, дяденька, мышкой не быть.

— Понятно, — глупо согласился я, чувствуя, как холодок пробегает по спине.

Стеша достала что-то из корзинки, полной не то травы, не то листвы, и сунула мне в нагрудный карман рубашки.

— До свидания, дяденька.

Дверка «Нивы» хлопнула, и девушка мгновенно растворилась в темноте.

— Ну и чертовщина, елки-моталки, — выдохнул я с облегчением.

Расставание с неожиданной пассажиркой меня очень обрадовало.

Окончание следует.

01.12.2012