Про компот

16.05.2019 0 Автор granchel

Помню те времена, когда в «СССР секса не было» и уж если два лица противоположного пола ложились в постель, то это называлось «заняться любовью». Как романтично звучит: «Первый раз занимался любовью»… Эх, лепота!

О чем это я? Ах, да, о первой любви.

Так вот, когда-то я работал шахтером и был в нашем звене электрослесарь подземный по имени Александр, Саша. Парень был молодой, энергичный, только-только техникум закончил. Отработать-то успел всего несколько месяцев – тут и «долг почётный» всплыл. Ну, как положено, бригада устроила проводы. В узком кругу. Мероприятие решили провести в квартире у звеньевого (у него жена как раз в отпуск уехала).

Сидим, значит, провожаем скромненько так – водочка из магазина, компотик холодненький что жена бригадиру наварила в двадцатилитровой кастрюльке, сырок-колбаска из шахтёрской столовой – тут Саша и говорит… Да как говорит! Чуть ли не со слезами на глазах!

— Мужики, а ведь я так ни одной девки еще не полюбил! (Ну, вы понимаете, что он имел ввиду!) Так и уйду в армию девственником! Эх…

Выпили-то мы уже прилично, но сострадания ещё не пропили!

-Ща изладим! – сказал Виктор, наш известный ловелас, и исчез из-за стола.

Саша уже почти перестал переживать о своей непорочности и даже начал слегка поклёвывать носом (молодой, слабый, с поллитры падал!), как дверь, торжественно скрипнув, распахнулась и нашим, слегка помутневшим взорам предстала Чилеиха и лыбящийся Виктор. Чилеиху – кровь с молоком, симпатичную, но слегка косоватую девицу наилегчайшего поведения – знали все.

— О-о-о! – рявкнула бригада.

— Нет проблем! – объявил Виктор.

Саша покраснел, побелел, позеленел, но сдался быстро.

Через несколько минут молодых, которые не особо-то и сопротивлялись, вытолкнули в спальню и… продолжили мероприятие.

Вскоре кончались колбаска-сыр и все стали на компотик налегать. Но и тот быстро «вышел».

— А кастрюля-то в спальне — там попрохладнее, — повинился хозяин квартиры.

Делать было нечего и стали закусывать «глазуньей» — друг на друга глазеть.

Минут через десять после начала «процесса омужествления» из спальни выскочил призывник в трусах, промчался в туалет, оттуда – к столу. Ему молча поставили стакан с водкой и он молча выпил. Потом обвёл бригаду благодарным взором и резвым жеребцом ускакал в спальню.

— Понравилось, похоже, — усмехнулся Виктор.

Что там дальше было – вспоминалось с трудом и короткими фрагментами…

Но после выходного дня звеньевого как подменили – ходил букой, на всех рычал, срывался в крик до визга. Успокоился через недельку.

И аж через несколько месяцев, во время очередного «мероприятия», была раскрыта тайна нервного срыва нашего «бугра» — сам рассказал. Вот что:

— Проснулся я после прОводов – во рту кака, шланги горят, ручонки трясутся… Я к кастрюле с компотом и  — прям ковшиком, ковшиком! Пью и оживаю! Тут сухофрукт какой-то попался… Жую, а он мягкий какой-то, подозрительно мягкий какой-то…

Ну, вы всё поняли конечно! Чилеиха ведь тоже человек! И пока наш призывник в туалет бегал… Стеснительная, блин!!!

Невольно вспомнишь: «Любовь зла!»

13.09.2013