Рафаэль

09.05.2019 0 Автор granchel

Чтобы стать шахтёром, надо не только иметь желание, но ещё и здоровье. А ещё — пройти техминимум. Про желание — опускаем. Про здоровье — когда-нибудь, возможно… Поговорим о техминимуме.

Когда уже подписано заявление о принятии на работу, пройдена медкомиссия — пора отправляться в учебный комбинат. Предстоит пройти техминимум. Всего 10 дней занятий — 8 дней теории и 2 «спуска». Первый спуск проходит под руководством преподавателя, ведущего техминимум. Причём, группа отправляется на одну из многочисленных воркутинских шахт и не факт, что выбор падёт именно на вашу шахту. А вот второй спуск — на родную, собственную, и даже непосредственно на участок, где и предстоит работать. Мне больше запомнился именно второй спуск, но расскажу я о первом.

В группе нас было человек тридцать — разного возраста, разной национальности, разного уровня подготовки, как теоретической, так и практической. Да, были и мужики, приехавшие откуда-нибудь из Донбасса или Кузбасса — эти приезжали за хорошими заработками, за стажем «год за полтора» (что было для них более весомо). Были и просто искатели длинного рубля. Были и романтики, вроде меня.

Особо выделялась группа молодых азербайджанцев — человек шесть-семь. Эти приехали за деньгами. Они и шахты выбирали те, где угля добывалось побольше, а следовательно и зарплата была повыше. Лидером группы был парень по имени Рафаэль Новруз-оглы. Хотите верьте, хотите нет, но вот запало мне в голову это имя — тогда оно показалось мне забавным. (Азербайджанцы вообще забавные ребята — как шахтёры, конечно. Очень интересно коверкают русский язык и особенно — шахтёрские термины. Все эти «сексий», «скирибоки», «лёжный кровиль»…)

Да, так вот — прошли первые четыре дня теории. Интересно было необычайно! Нас готовили к «погружению» в мир иной — под землю, в зону самого высокого риска (из массовых профессий)!

Первый спуск — шахта «Юр-Шор». Слава у этой шахты — не позавидуешь. Там в 1980-м погибли сразу 42 человека! Внезапный выброс, однако…

Одели нас в брезентовые робы и резиновые сапоги, выдали каждому самоспасатель и лампу с аккумулятором. А потом посадили в клеть и… Ух! Огромная корзина бухается вниз и летит в черную пустоту! Мгновение невесомости сменяется животным ужасом — а вдруг вот именно сегодня, именно сейчас, именно в том самом месте, где будешь находиться ты, произойдёт внезапный выброс, или взорвётся метан, или обрушится кровля, или вспыхнет пожар, или… Каска медленно поднимается на выпрямляющихся волосах, а по спине начинают метаться некие насекомые, стараясь увильнуть от крупных кАпель противно-холодного пота. Ух! Летишь в неизвестность, в мир, где никогда раньше не бывал и из которого (вполне возможно!) можешь и не вернуться…

И вот мы идём по штреку (это такая горизонтальная горная выработка) и внимательно смотрим под ноги, дабы не оступиться — дощатые трапы в некоторых местах имеют надломленные доски и можно запросто сломать ногу. Или руку. Наш преподаватель что-то рассказывает, а сопровождающий — горный мастер (это должность такая; отличительная черта — белая каска и шахтный интерфероментр рядом с самоспасателем) участка ВТБ (вентиляция и техника безопасности) скучающе позёвывает.

Навстречу нам из темноты начинают приближаться два «светлячка». Сближаемся. Видим: один работяга ведёт под руку другого, а у того прямо поверх брезентухи наложена шина на руку — травмировался видимо, перелом или вывих серьёзный.
Наш преподаватель, пользуясь случаем, быстро выдаёт информацию:

— Обратите внимание, что все работы в шахте производятся, как правило, звеном, состоящим минимум из двух человек. Вдруг травма — рядом должен быть напарник, готовый помочь. Даже если травма не слишком серьёзна, на-гора человека выводит напарник — а вдруг в пути травмированному станет плохо?!

«Лекцию» прервал вопрос Рафаэля Новруз-оглы. В его голосе звучал не интерес — паника, страх и что-то ещё вообще непередаваемое словами.

— Скажите, а щаста бивают нещасный слюшай?

Травмированный горнорабочий ласково так поинтересовался:

— Ребята, а сколько вас тут?

— Трисать щилавек… — выдохнул азербайджанец.

— На две недели хватит, — закатив глаза и слегка кивнув, констатировал шахтёр.

И они поковыляли дальше.

Немая сцена, достойная «Ревизора».

Из этого первого спуска я лично больше ничего не могу припомнить.

Да… Так вот, больше ни Рафаэля, ни его друзей я на занятиях в учкомбинате не видел. Жалко, хорошие были ребята! На неделю бы точно хватило!!!

22.09.2013