Восхождение вниз. Глава 4

03.09.2020 0 Автор granchel

Мне хотелось просто «отключиться» — слишком много впечатлений для нескольких часов пребывания в Тахоне. Хотелось рухнуть на кровать: поваляться, поразмышлять… Нет, думать тоже не хотелось… Мелькнула мысль, а не выйти ли в город, не побродить ли по кривым улочкам, не сходить ли в «Три стопки», просто так, поболтать с кем-нибудь ни о чем? Опять же, Томас предупреждал… Может, посидеть, привести в порядок свои записи? Нет, тоже не годится – только голова опухнет.

Мне просто надо было отдохнуть.

И я решил, что лучше всего  —  побыть в одиночестве, в своей комнате. Может быть, даже поспать до ужина.

Предвкушая упругость постели, я вошел в комнату, на ходу стаскивая меховую безрукавку. Как же, отдохнул!

Встретил меня, развалившийся в кресле у камина, Попечитель. Он мирно похрапывал, вытянув ноги к едва тлевшему огню. Рядом с креслом, на полу, лежал пустой кувшин из-под браги.

Мне так захотелось незаметно выскользнуть из комнаты! Я даже успел тихонько, на цыпочках, повернуться и взяться за дверную ручку. А вот открыть дверь не успел.

— Не вежливо, — буркнул Мартин.

Ну, да, запросто ввалиться в чужую комнату, выхлестать всю брагу и устроить тихий час, было гораздо вежливее!  Хотел я это сказать, но сказал совсем другое:

— Да вот, беспокоить вас как-то…

— Ага! – осклабился Попечитель. – Скажи еще, что рад меня видеть… Здесь и сейчас…

Он подтянул ноги, поерзал, устраиваясь удобнее, зевнул, с неким подобием рыка, и только потом предложил:

— Ну, и ты сядь. Чего уж там… Будь как дома, ха-ха!

Едва я опустился в кресло, Мартин швырнул мне какой-то тускло блеснувший предмет.

— Твое добро?

Да, это были мои часы. Только тогда я и сообразил, что во время перелета «черепаха – камень», они выскочили и затерялись. Вернее, я их и искать не пытался. Да и не мог тогда. А позже, не вспомнил – не до того было.

— Спасибо, — благодарность моя была искренней.

— Ага! Что теперь делать будем? Мне, именно сейчас, неприятности не нужны!

— Какие неприятности? Вы о чем?

Попечитель резко подался вперед и, обдав меня перегаром, выпалил:

— Из-за этой штуки, один малец тебя прикончить хотел! Правда – промахнулся и  прикончил  черепаху, а это уж совсем другое дело. Это уж, вообще, никуда не годится! Убей он тебя, мы б его просто из города изгнали, тихо, без шума. А за черепаху полагается… — и последовал характерный жест: ребром ладони по горлу, выпученные глаза и многозначительный оскал. – Но и это можно бы тихо, мирно обделать… Но как скрыть от капитана гвардейцев смерть черепахи?! Особенно, когда на носу эвакуация! Как? А?

Я перепугался аж – думал, что Мартин меня за грудки трясти начнет. Быстренько попытался сменить тему разговора, но плавно так, не очень заметно:

— А мальца-то…?

— Сам дурак! Хотел эту штуковину продать, ну, и – попался… Только что в подвал увели – к Мигелю в гости.

— Молодой?

— Мигель-то?

— Нет, малец этот…

— Дался тебе этот малец! – взревел Попечитель. – Как я за черепаху буду отдуваться?

И тут меня будто кто-то в бок ткнул:

— А черепаха? Черепаха молодая была? – спросил я, давя улыбку и готовясь к взрыву негодования.

Мартин откинулся в кресле, тяжко вздохнул и спокойно ответил:

— Не так чтоб очень молодая, но проворная – пятнадцать узлов давала запросто. Мог бы я, конечно, купить у наших местных караванщиков скотинку, да на казенные деньги нельзя – до самых верхов слухи дойдут. А свои я уже все перевел у менялы на дорожный вексель – Майре в дорогу…

Да, ох как не прост он был, ох как не прост! Как тонко подвел к сделке, умнО! Отступать было некуда, и я предложил:

— Господин Мартин, похоже, я могу вам помочь…

Благосклонный кивок Попечителя. Благосклонный взгляд.

— … мальца жалко. Может, мне его передадите: в услужение и на перевоспитание?

— Подумать можно, — многозначительно закатил глаза мой собеседник.

— И сколько стоит немолодая, но проворная черепаха?

— Тысяч сорок хватит вполне.

Ого! Мой лимит на целый Урожай! Но делать было нечего, тем более что, получив приглашение Императора, я, тем самым, автоматически становился на полное казенное обеспечение.

— Деньги я храню у менялы Тихона из Южного квартала.  Сейчас выпишу расписку…

— На предъявителя! – уточнил Мартин.

Я понимающе кивнул, выписал химическим карандашом нужный документ, на клочке местного подобия бумаги, и протянул Попечителю. Тот деловито и аккуратно спрятал расписку где-то за пазухой, ласково огладил косу-бороду и проворно поднял грузное тело из кресла.

— Мальца тебе сейчас приведут. Ты уж его не обижай. Да, и про ужин не забудь – с капитаном гвардейцев познакомишься, кстати.

И тут я к великому своему стыду вспомнил: мой собеседник что-то говорил о какой-то эвакуации. Что имелось ввиду? Спросить я не успел – Попечитель торопливо вышел из комнаты.  Он будто опасался – вдруг передумаю.

***

Знал Мартин, очень даже хорошо знал — я все силы приложу, что бы спасти от наказания кого бы то ни было. И уж тем более, если человек может из-за меня пострадать. С другой стороны, малец этот вроде как и виноват… А может, внушили ему, околдовали, может? Опять же, Томас говорил, что алхимия в этом деле замешена… Поди, разберись!

И тут мне в голову мысль пришла: а может и Клайда околдовали? Мне ж рассказывали о нем, как об отличном парне —  надежном, прямом, честном. Уполномоченный, когда мой отчет пробежал глазами – не поверил:

— Быть такого не может! – вспыхнул. – Я Клайда еще по Карфагену знаю! Не мог он так измениться, не мог!

Потом остыл и сказал:

— М-да, на Страпле все может произойти… Или переутомился, или что-нибудь похуже… Надо разобраться.

Вот тогда-то и появилось на свет приложение к распоряжению номер тридцать, о временной передаче мне полномочий Представителя в Тахоне. А Клайд, после моего возвращения, стал вообще непредсказуемым. Впрочем, за какие-то четыре часа, столько всего произошло, что и нормальное поведение можно принять за ненормальное! Ну, а если еще вспомнить об отношении Клайда к Майре – тут уж, вообще: туши свет!

Так, если бы я не знал, что к Майре отправился Антуан, то мог бы принять визит Клайда к этой девице за простое ухаживание? Да. А могу я быть уверен, что мой бывший шеф знал о том, что оракул в гостях у дочери Мартина? Нет. Выходит, что… Может и правда – свидание? Фу ты, блин! Тогда о чем говорили Томас и Мигель? Или они сами ведут какую-то непонятную игру? И что это за история с черепахой?

Все, похоже, я окончательно запутался всего в двух событиях! А событий таких или похожих – с десяток, как минимум!

Начнем с того, что мы с Клайдом получили приглашение к Императору. Потом Майра мне сообщила о предсказании Антуана. Между этими событиями прошло не больше четверти часа – когда ж оракул успел «воду прочесть», и по чьей заявке? Или по собственной инициативе? Потом была встреча с Томасом. Стоп! Майра о встрече с алхимиком знала и перехватила меня в коридоре, прямо у лестницы в подвал! Интересно! Дальше —  знакомство с Мигелем, Хранителем Ключей. И все эти разговоры о Лиге, Ордене, рационалистах… Зачем мне все это рассказали? И намек на то, что с Клайдом не все в порядке… А эта демонстрация волшебных дверей! А союз Майры и Кунца, про который я узнал от стражников. Впрочем, стражники у дверей дочери Попечителя, это не свидетельство присутствия самого начальника стражи. Тут появляется Мартин и вытаскивает из меня сорок тысяч, вскользь упомянув о блокаде…

Блин! Как все запутано! Но самое смешное, что это еще не все – я упустил два события: одно из них – не происшедшее, а второе…

Так-так-так! Интересно, почему Попечитель даже не напомнил о само-собой разумеющемся подарке, который всегда получал от любого Гостя с севера – так было заведено еще с появления Клайда в Тахоне, два Урожая назад? Забыл? Ага, забудет он, как же! Может, обстоятельства сложились так, что при Кунце… Нет же, когда он меня разводил на деньги, Кунца рядом не было! Мог бы этим воспользоваться. Что же тут не так? Это и было несостоявшимся событием.

Ну и еще одно, последнее.

Я посмотрел на циферблат, возвращенных мне Мартином, часов. Часы остановились от удара практически ровно в час пополудни. Да и я припомнил, что перед своим столь неудачным прибытием в Тахон, посмотрел на часы, и было, примерно, около часа. Да, точно! А из этого следует, что военный караван уже прибыл и, вполне вероятно – город уже был окружен. У Императора гвардия очень мобильная и дисциплинированная  —  окружить небольшой городишко дело десяти-двадцати минут. Вывод: либо я каким-то чудом проскользнул сквозь кольцо блокады, либо кольцо это замкнулось после моего появления.  Можно, конечно предположить, что караван прибыл не в полдень, а позднее…

И тут я понял, что просто перестал соображать. Голова буквально опухла от домыслов и догадок; от всего, что произошло на самом деле или могло произойти по моим предположениям за последние четыре…

Звук колокола внес коррективы — …пять, шесть, семь.

За последние четыре с половиной часа.

Полтора часа, проведенные без сознания под присмотром жимага – не в счет.

А еще до меня дошло, что своего жимага я не видел с той самой минуты, как мы с Клайдом отправились на планерку к Попечителю Тахона.

Тогда я не придал этому никакого значения – ну, может, погулять вышел.

Продолжение следует

ноябрь 2008