Восхождение вниз. Глава 3

02.09.2020 0 Автор granchel

Вообще-то, я ожидал увидеть крошечную комнатку в аскетичном стиле, а попал в шикарные, по местным меркам, апартаменты. Да, Томас жизнь любил, судя по всему.

Огромная люстра в форме колеса ярко освещала и ковры, украшавшие стены, и изящную резную мебель, и серебряную посуду. Отделанный деревом камин, поддерживал довольно комфортную температуру. К камину были придвинуты два массивных кресла с высокими спинками. Пол был устлан шкурами унжей. Бросался в глаза шикарный костяной подсвечник на каминной полке. Рядом с широченной кроватью, устланной роскошным шерстяным покрывалом, была дверь – очевидно, вход в лабораторию алхимика.

Томас, маленький, но бодрый старичок, сидел у камина, вертя в руках какой-то предмет. Морщинистое лицо алхимика, обрамленное аккуратно постриженной бородой-щеткой, было сосредоточенно-задумчивым.

— Проходи к огню, чего встал?

— Уютно тут у вас, —  сказал я,  располагаясь в кресле.

— Стараемся, стараемся… Как самочувствие?

— Спасибо, все хорошо.

— М-да, — задумчиво протянул Томас. – У тебя-то хорошо, а вот у черепахи… Тебе сказали, что сдохла черепаха, на которой ты с Севера вернулся?

Час от часу не легче! Вот это новость! Что же вообще происходит?

Меж тем старик протянул мне коротенькую, сантиметров пятнадцати, арбалетную стрелу, изготовленную из рога унжа.

— Олег, ты очень мешаешь кому-то. И этот кто-то – могущественен и вездесущ. Ну, по крайней мере, он в достаточной мере владеет секретами алхимии. Правда, до сегодняшнего дня, я не подозревал, что в Тахоне есть еще один алхимик… А городок у нас маленький, все друг друга если не по имени, то уж в лицо-то точно знают.

— Выходит, что целились в седока, а попали в черепаху? – уточнил я.

— Целились в черепаху, чтобы та взбесилась, сбросила седока и затоптала его. Использованный яд действует на сознание, обостряет все восприятия, а ты своим воплем просто испугал животное. Можно сказать, что мгновенное – а яд действует мгновенно – обострение восприятия совпало с криком и это спасло тебе жизнь. Ты просто не дал черепахе сообразить – что же она должна сделать…

— Стоп-стоп-стоп, — опешил я. – Откуда все это? С чего?

— Надеюсь, ты скоро обо всем узнаешь. Сейчас важнее другое – почему тебя просто не убили, а попытались устроить несчастный случай? Кому ты мешаешь? И – почему?

Скажем так: я тоже хотел бы это знать. О миссии не подозревал даже Клайд, а значит – причина не в распоряжении номер тридцать. И вообще, одни хотят моей смерти, а другие пытаются спасти? Теперь уже приглашение Императора можно рассматривать, как спасение. Всякие попытки сослаться на случайное стечение обстоятельств, просто рассыпались в прах. Вокруг меня что-то происходило, а я – ни сном, ни духом! Круто! И почему не пошли на прямое убийство? Выходит, чего-то боятся. Или кого-то…

— Все, что я тебе только что рассказал – сущие пустяки, по сравнению с тем, что ты узнаешь дальше, — меж тем, подбросил дров в топку моего полыхающего мозга Томас.

Вновь зазвонил колокол – …три, четыре, пять.

Томас прикрыл глаза, беззвучно пошевелил губами и – резко, громко, неожиданно – хлопнул в ладоши. На мой удивленно-вопрошающий взгляд, он только улыбнулся – то ли печально, то ли виновато —  и продолжил разговор:

— Попечитель рассказал вам с Клайдом о караване и приглашении?

Я кивнул.

— Так вот, друг мой, караван действительно прибыл сегодня в полдень, но караван не обычный – военный. Город взят в кольцо императорскими гвардейцами. Блокада, осада – называй это как угодно… Ни войти в Тахон, ни покинуть его невозможно.

В комнату вошел Саймон с подносом в руках, проворно просеменил к камину и предложил нам бон – горячий напиток из цветов корда. Как только мы приняли кружки, подросток торопливо вышел, но, как я успел заметить, совсем не через ту дверь, что вела в коридор.

— Что ты знаешь об Ордене? И что ты знаешь о Лиге? – совершенно неожиданно перевел разговор в другое русло алхимик.

— А что он может знать? – раздался мягкий, вкрадчивый голос. – Ты сам-то, много ли знаешь о Лиге?

Дверь, за которой только что скрылся Саймон, была распахнута. В проеме стоял высокий мужчина, совсем не похожий на жителя Тахона. Не грубоватая рубаха и безрукавка, не кожаные штаны и примитивные сапоги, а вполне приличные шерстяные брюки, сорочка, некое подобие камзола и добротные башмаки. И лицо… Притягивали глаза, большие, умные, но холодные. Лоб высокий, чистый, стрижка – короткая. Тщательно выбрит – одно это уже придавало внешности человека необычность.

— Олег, познакомься с Мигелем, Хранителем ключей, — слегка торжественно представил незнакомца Томас.

***

Не только я за две недели, проведенные  в Тахоне, но и Клайд – за полгода, с Хранителем не встречались. Из подвала он не выходил, о своем существовании не напоминал, даже Попечитель, если возникала необходимость, сам к нему в подвал спускался. И вот теперь – совершенно неожиданная встреча.

Мигель в комнату не проходил – оставался стоять в дверном проеме. Да и Томас его не приглашал.

— И Орден, и Лига – просто две ветви толкования Первопричины. Орден идет к Цели, а Лига – к Предназначению, — все тем же вкрадчивым голосом пояснил Хранитель. – Одни Императоры опирались на Орден, другие – на Лигу. Все нормально – политика. До сих пор эти ветви не нашли общего языка и ведут тайную борьбу, хотя, с другой стороны, прекрасно сосуществуют. Вот Томас, скажем, член Ордена, Наделенный Целью, а я – член Лиги, Познающий Предназначение. В неофициальной табели о рангах, мы практически равны.

— Теперь бы еще понять, с чьей подачи и кто попытался убить Олега? – напомнил алхимик. – Орден к этому не имеет никакого отношения.

— Лига тоже, — парировал Мигель.

— Остаются только рационалисты, — подвел итоги Томас.

— А это еще кто? – вступил я в разговор, начиная приходить в себя от всех этих орденов, лиг и прочей… э-э-э… От всего прочего, короче.

— Последователи Клима, бывшего члена Лиги, одного из Дюжины Познавших, — поспешно пояснил алхимик и улыбнулся Мигелю.

Тот развел руками и заметил:

— И одновременно, добившийся в Ордене статуса Хранителя Цели.

— Все это очень интересно, господа, — напомнил я о своем существовании. – Но все это мне не очень нравится. В первую очередь, беспокоюсь о своем здоровье. Кроме того, что-то все засуетились и засуетились вокруг моей скромной персоны. Почему я помешал рационалистам? Чего от меня хотят Орден и Лига? Зачем я понадобился Императору? К чему эта военная блокада Тахона?

— Стоп! – прервал меня Мигель. – Не все сразу! Сперва попытаемся разобраться с Клайдом.

— А с Клайдом-то что?

Мои собеседники переглянулись.

— Перерыв, а? – предложил Томас.

Хранитель Ключей молча исчез в дверном проеме, аккуратно закрыв за собой дверь.

***

Мы с алхимиком, молча допили бон, поглядывая на тлеющие поленья в камине. Томас вновь прикрыл глаза, беззвучно пошевелил губами и громко хлопнул в ладоши. Не прошло и полминуты, как в комнату вошел Саймон. Чем угодно могу поклясться, что выходил он через одну дверь, ту самую, которой пользовался Мигель, а вернулся — через другую.

Подросток просто остановился у двери, словно ожидая распоряжений.

— Кости ломит – погода поменяется, — небрежно бросил Томас. – Потеплеет.

Я понял, что он это просто так, без всякого смысла,  для поддержки разговора сказал. А еще показалось, что он устал.

— Пойду я, пожалуй, к себе – отдохну. Много чего обдумать надо.

— Будь осторожен. В город пока не выходи – мало ли что…

Я кивнул, поднялся и направился к двери, но путь мне преградил Саймон. Что это могло значить? Ну, очень стало любопытно.

— Воспользуйся другой дверью, — услышал я за спиной голос алхимика.

Пришлось последовать этому совету, хотя и не без опасения. М-да, все эти ордена, лиги, рационалисты…

Но ничего не произошло. Хотя, оказаться в коридоре подвала у той двери, в которую вошел, воспользовавшись для выхода совсем другой – вряд ли нормально. Впрочем, это же Страпл…

Я выбрался из подвала, но к себе не пошел. Захотелось увидеть Антуана, задать ему пару вопросов.

Оракул жил не в замке, а рядышком, в единственной гостинице города. Там же и обряды свои проводил, и посетителей принимал. Бывший до Антуана штатным оракулом Зосима, покинул Тахон еще до моего прибытия и тоже жил в той же гостинице. Либо Попечитель представителей этой профессии недолюбливал, либо оракулы недолюбливали Мартина.

Стражник у ворот замка остановил меня вопросом:

— Куда направляетесь, уважаемый?

— В «Три стопки».

— Брага Попечителя надоела, на крепенькое потянуло? – усмехнулся стражник. – Или на горяченькое?

«Три стопки» были не только гостиницей и таверной, но и публичным домом. Может потому-то и «стопок» было три?

— Да нет, хочу повидаться с господином Антуаном.

— Так он только что в замок вошел. Вместе с госпожой Майрой.

— Спасибо, что предупредил…э-э-э…

— Жак, — подсказал стражник с готовностью и многозначительно протянул руку.

— Конечно-конечно. Да, Жак. Точно. Извини.

Пришлось сунуть ему монету в десять мумов. Эффект оказался просто потрясающим —  стражник понизил голос до шепота и выпалил на одном дыхании:

— Госпожа и господин что-то говорили о вас; госпожа злилась; господин ее успокаивал и смеялся; а госпожа злилась еще сильнее; а господин сказал, что дело решенное; а госпожа сказала, что у него руки кривые; а господин сказал: «Чего уши развесил?»; а я ничего не ответил; а господин мне пальцем погрозил…

Я сунул ему еще одну монету и поспешил вернуться  в замок.

Колокол мерно отчитался – …четыре, пять, шесть.

***

Дверь в покои Майры охранялась посерьезнее ворот замка – сразу двумя стражниками.

Такое несоответствие всегда вызывало у меня улыбку и мысль о том, что охраняют не дочь Попечителя – охраняют жителей Тахона от вздорной девицы.

Не успел я подойти, как один из стражников отчеканил:

— Не велено пускать.

— И меня?

— Никого, — настаивал стражник.

— Господин Кунц распорядился, — добавил второй.

Это было ну очень интересно! Майра, Антуан, Кунц – любопытная троица, очень любопытная. Да и рассказ Жака наводил на некоторые размышления.

Мне оставалось только вернуться к себе и попытаться систематизировать груду навалившейся информации. И я отправился в свою комнату. Но по дороге меня ожидал еще один сюрприз.

Едва свернув за угол, я нос к носу столкнулся с Клайдом.

— Отдохнул?

Клайд немного растерялся, но быстро опомнился. Он сунул руки в карманы штанов, словно подчеркивая независимость от новоявленного начальника, и небрежно бросил:

— До ужина еще два часа, а я уже проголодался – загляну в «Три стопки», перехвачу чего-нибудь.

— Встретишь там Майру – а вдруг? – привет передай от меня. И Антуану тоже…

— Непременно, — улыбнулся Клайд, хотя глаза его недобро сощурились. – Ты-то где пропадал?

— Да вот, с Хранителем Ключей познакомился, — как можно небрежнее ответил я, с интересом ожидая ответной реакции, но ее не последовало – Клайд просто пошел своей дорогой.

Он даже не стал скрывать, что идет к Майре – просто у самых ворот замка неспешно повернул и, не вынимая рук из карманов, спокойно прошел мимо охранников – дверь услужливо открыли изнутри.

Продолжение следует

ноябрь 2008