Первый учитель

16.03.2019 0 Автор granchel

Итак, практически 30 лет назад, в славном граде Алма-Ата, бывшем тогда столицей союзного (тогда) Казахстана, построил я небольшой домик — «пятистенок» как говорится (кухня и комната). Встал вопрос об отоплении. Это сейчас печников как гинекологов в Израиле — только газету разверни! Короче, все мои попытки выйти на профессионала оказались безуспешными. Вернее — на здорового профессионала…
Дядя Юра был человек не только сугубо пьющий, но ещё, на этой почве, и пострадавший. С головой он сильно «не дружил», что выражалось в мерзопакостности его характера. Но хуже всего было со здоровьем не моральным, а физическим. Регулярно внушительно злоупотребляя, дядя Юра столь же регулярно ломал конечности и ребра. В сентябре 1979 года сей «кадр» передвигался на костылях. Обе его ноги были загипсованы по всем правилам медицины. Поддавшись моим алкогольным посулам, Васильевич дал «добро» и был доставлен на объект.
Имея некоторый опыт ведения каменных работ, ваш покорный слуга не испугался фразы: «Сам строить будешь — я тока покажу»…
Дядя Юра добросовестно проконтролировал приготовление ГПС и устройство гидроизоляции. Потом ткнул в то место, куда будет положен первый кирпич и потребовал: «Брось-ка монетку серебрянну…» Ну, разумеется, серебрянной не нашлось, но 15 копеек я положил.
Наступил торжественный момент и Васильевич громко выдохнул, шмыгнул носом и объявил: «Ну, наливай!» Тут же было налито 100 граммов для высокого гостя. «Выкладывай первый ряд!» — последовала команда. И я выложил.
Обернулся, а наставник мой уютненько устроился на штабелёчке половых досок и мирненько посапывал, причмокивая губами во сне.
Но я — настырный! — не смутился, а растолкал дядь Юру и поинтересовался: «Что дальше?» «Как что?! — изумился мой наставник. — Наливай!» Ну, выпил и тут же распорядился следующий ряд выкладывать.
На установку дверки поддувальной понадобилось еще граммов 100… И так далее…
Ночевал дядя Юра прямо в недостроенном доме, на штабелёчке, с бутыльком и огурчиками-помидорчиками…
Хотите верьте, хотите нет, но к вечеру второго дня печурка-трёхходовка была готова! Ни тебе «болгарки», ни миксера, ни прочих «облегчителей труда»… И всех-то делов — литра три водочки! Ну, и немного нервных усилий, ибо иной раз понять, что именно хочет сказать наставник, было не просто сложно, а сложно неимоверно.
А потом была пробная топка! Печь не загудела — взвыла! Дядя Юра посмотрел на меня внезапно протрезвевшим удивлённым взглядом и распорядился «добавить рядок на перевал, а то у тя дрова в трубу будут скакать»…
С каким трудом дядю Юру с объекта увозили — а он всё порывался проконсультировать и по другим вопросам, узрев пол-ящика водки — история особая и к печному делу отношения не имеющая…
5 октября у меня родилась дочь. К весне она уже резво ползала по полу и не мёрзла. Я ходил дома «топлесс», а жена — в халатике и без лишних предметов женского туалета. Конечно — с учётом климатических особенностей Алма-Аты — это не показатель, но… Зимой 80-81 годов мороз достигал практически сорока градусов, а печурка — прекрасно справлялась. И у соседа…
Буквально через пару недель после постройки печи, ко мне нагрянул сосед и попросил помощи. Короче, и ему печь понадобилась. Было жутко страшно и я долго отбивался, но был сломлен и… Честное слово, сейчас бы я такую печь строить не взялся: пришлось сооружать «боров» под потолком кухни и «тянуться» почти 3 метра до трубы! Но — сделал. Но — заработала!
И с тех пор, практически каждый год мне приходилось строить по 4-5 печей — знакомым, друзьям, знакомым друзей, друзьям знакомых… Мне нравилось.
И нравится до сих пор!
… Как сейчас вижу перед собой ту первую, страшненькую, кривенькую трёхходовку и протрезвевшие глаза Юрия Васильевича.
А под первый кирпич я всегда ложу монетку, не серебрянную — просто беленькую, обычный рублик…

06.09.2009